"ПРОЕКТ" СТЕЛЫ В ГАЗЕТЕ "ОРГАНИЗАТОР"

20 декабря 2014г. в местной газете "Организатор" на суд общественности был представлен "проект" стелы. На изображении, призванном выполнить роль наглядного пособия, не были указаны размеры сквера, чтобы людям можно было судить, затронет ли он интересы леса или нет, не повлияет ли местоположение нового сквера на территорию леска без ущерба для целостности последнего? Не было на этой картинке в газете и дорожки вдоль леса, а также детской площадки с соответствующим обозначением.

Как следствие - "неожиданное" желание создания детской площадки около стелы повлекло за собой дальнейшее выпиливание части леска! Выпиливание нескольких рядов самых сильных деревьев под стелу нарушило экосистему леса: крайние деревья всегда являются своеобразным щитом для остальных берёз. Дело в том, что при удалении первых рядов, сцепление корней и сформированное временем взаимодействие деревьев (когда рядом с более сильными всегда всегда более слабые) - уничтожается, деревья стоят незащищённые.

 

Впоследствии из разных "рупоров" были слышны мысли о "дальнейшем благоустройстве" (читай - выпилке) "территории". По факту, сейчас слабые берёзы оставлены  - вседствие конкретных дел - в "опасной близости" к детской площадке. Спорить глупо: близость, действительно, опасная. Только не преднамеренная ли? 

 

Главный архитектор района Райкевич В.Н. на приёме, при встречах в г.Сухиничи и г.Калуга неоднократно подчёркивал, что лично был против нахождения рядом стелы и детской площадки, и что он "не подписывал" проекта в таком варианте. Как оказалось в действительности, подпись имеется.

 

Наступление на лес продолжается: не мытьём, так катаньем. А ведь, место для детской площадки можно было подыскать в другом месте, например, во дворах близстоящих пятиэтажек.

Как кажется инициативной группе, во всём свершившемся сквозит не то чтобы небрежность, но незаинтересованность, пренебрежение в отношении живой природы - когда один объект создаётся за счёт пренебрежения интересами другого объекта - живого леса, олицетворяющего память о послевоенной жизни.